Туризм и хобби
Отдых и развлечения
  • 30.08.2016
    Чемпионы виртуального мира

    Когда-то родители пытались оторвать их от мониторов компьютеров и выманить из интернет-клубов. Взрослые и представить не могли, что состязания в интернет-пространстве будут для их детей полноценной работой и неплохим источником дохода. Александр,... 
    Читать полностью

Наука и техника

Дальняя авиация на Сирийском Фронте

Вот уже почти 15 лет первые строчки мировых новостей прочно занимают новости с фронтов «глобальной войны с терроризмом», как называется то, что началось после загадочных атак на нью-йоркские башни-близнецы Всемирного торгового центра и на здание Пентагона в Вашингтоне. Эта война идет во многих регионах мира, но эпицентром ее остается Ближний Восток, давно забывший, что такое мирная жизнь. Именно на исламских террористов была возложена ответственность за теракты 11 сентября 2001 г., которые и были использованы как «казус белли» — повод для войны.

Начавшись, как акция возмездия, война с терроризмом прокатилась по Афганистану, Ираку, Судану и многим другим странам волной ракетных ударов, бомбардировок и молниеносных десантных операций. В результате там были установлены политические режимы, угодные самопровозглашенному лидеру международной антитеррористической коалиции — Америке. Хотя это не вполне отвечало национальным интересам таких стран, как Китай и Индия, они не препятствовали действиям США и их союзников, а Россия даже помогала, предоставляя разведданные, транспортную инфраструктуру, военную технику и многое другое.

Это дало Америке и ее сателлитам возможность действовать в максимально благоприятных условиях. Тем не менее ни в одной из многочисленных военных операций за эти 15 лет поставленные задачи они решить не смогли. На место ликвидированных бандитов становились другие, все более жестокие, список террористических организаций разросся до невиданных размеров, ареал их распространения расширился невероятно.

А в 2010 г. события приняли новый оборот- началась «арабская весна».

В сытом и спокойном Египте народ вдруг стал резко недоволен своим президентом Хосни Мубараком, который вполне устраивал его предыдущие тридцать лет. Почти одновременно против действующей власти вспыхнули восстания в Алжире, Бахрейне, Джибути, Западной Сахаре, Иордании, Ираке, Йемене, Ливане, Ливии, Марокко, Омане, Судане и Тунисе. За стандартным сценарием всех этих «революций» четко проступало стремление Соединенных Штатов скорректировать политический курс этих стран в нужном для себя направлении.

Америка хотела не только устранить слишком самостоятельных и ярких лидеров, таких как Саддам Хусейн или Муаммар Каддафи, но и ограничить влияние в регионе других «игроков», прежде всего России. Наиболее рельефно это проявилось в Сирии.

 

Чего шумим?

В марте 2011 г. «гражданские протесты» начались и в этой стране. С конца 1980-х гг. она избегала любых конфликтов с соседним Израилем, с Западной Европой и тем более с Америкой, ограничиваясь частичным контролем над соседним Ливаном (который без этого моментально переходил в состояние хаоса). Она даже поддержала инициированную США первую военную операцию против Ирака в 1990-1991 гг., войдя в военную коалицию. После распада СССР и самоотречения ельцинской России от всякого влияния в регионе президент Сирии Хафез Асад был явно готов пойти на более плотный союз с Америкой при единственном условии — он останется президентом и передаст власть тому, кому сочтет нужным. Заметим, что для ближневосточного менталитета это абсолютно нормально, и та же Америка совершенно спокойно смотрит на местные монархии, где демократией и не пахнет. Десятого июня 2000 г.

Хафез Асад умер, и вскоре исполняющий обязанности президента Абдель Халим Хаддам провел выборы, на которых предсказуемо победил сменивший карьеру врача на должность командира танкового батальона сын Хафеза — Башар Аль-Асад.

Он вывел войска из Ливана, ограничил поддержку исламских группировок в этой стране и в Палестине, твердо сопротивляясь влиянию их у себя. При нем Сирия оставалась и светской, и многоконфессиональной, при нем она стала и более самостоятельной. Это произошло волей-неволей: Россия все еще была пассивной, ограничиваясь торговыми делами (правда, Асаду удалось кое-что купить и из нового оружия, а также провести модернизацию ряда старых образцов). Но Америка по-прежнему требовала от него новых «свободных» выборов.

Однако официальным поводом для «арабской весны» в Сирии стало не это, а требования якобы жителей страны к правительству соблюдать права человека и покончить с коррупцией. Что интересно, выдвигали их те, для кого единственным законом является шариат, а бакшиш — это главная национальная традиция.

Хотя Асад-младший пошел на некоторые уступки, у него перед глазами уже был пример Египта, Ливии и других соседних государств, и он попытался подавить вооруженный бунт в зародыше. Но дав возможность легального существования оппозиции, он связал себе руки, и уже в апреле 2011 г. гражданская война охватила всю Сирию. Именно она подтолкнула Асада к новому сближению с Россией.

С шестидесятых годов прошлого века Сирия была для СССР важнейшим рычагом влияния на Ближнем Востоке и в Средиземноморском регионе. И для новой России она представляет интерес, особенно в современных условиях конфронтации с Западом. Ведь это дает возможность вернуть старые советские базы для флота на Средиземном море и аэродромы, которые позволяют держать под прицелом весь юг Европы.

 

Сирийский фронт

Регион, включающий Сирию, Ливан, Палестину, Израиль, Иорданию, Египет, Турцию и другие средиземноморские страны, называют Левантом, но в более узком смысле к нему относят лишь первые три государства. Левант всегда был предметом посягательств сильнейших мировых держав, и теперь они снова борются за влияние здесь. И у каждого из государств свои методы.

Америка, уверенная в своем всесилии, заняла привычную позицию, поддерживая «борцов за демократию» политически, снабжая их деньгами, оружием и атакуя их противников с воздуха. Этому не мешают даже некоторые издержки вроде нападения на ее диппредставительство в Ливии, когда 11 сентября 2012 г. спонсируемые ею же «революционеры» зверски убили посла и еще троих граждан США. Впрочем, и это печальное событие, и появление новой террористической организации, назвавшей себя «Исламское государство Ирака и Леванта», для США стало лишь желанным поводом не уходить окончательно из региона, как обещал президент Обама, и не прекращать боевые действия против Асада и Сирии. Да, конечно, ИГИЛ базируется и на территории этой страны, но именно в тех районах, которые контролируют не войска Асада, а разномастные «оппозиционеры».

Кроме ИГИЛ, против законного правительства в Сирии действуют и другие группировки, самыми крупными из которых являются «Исламский фронт», «Сирийская свободная армия» и так называемый «Фронт ан-Нусра». Его бандгруппы удерживают обширные районы на юго-западе и северо-западе и менее значительные — в центре страны. Боевики «Джибгат ан-Нусра» часто действуют совместно с ИГИЛ или параллельно с этими формированиями. О том, как именно они «борются с кровавым режимом Асада», напоминать излишне — по телевидению и в Интернете полно сцен с отрезанными головами или с заложниками под дулом автомата. Не дай бог увидеть это воочию.

К концу сентября сирийская армия контролировала лишь четверть территории государства. Примерно столько же было оккупировано террористами, еще 10%- курдским группировками, а остальное- это пустынные районы, над которыми не имеет сплошного и постоянного контроля никто. Там обстановка, как в известном фильме «Свадьба в Малиновке», — власть постоянно меняется. Но вот основные дороги там остаются под контролем исламистов.

Эти шоссе боевики используют для снабжения своих формирований в Сирии и Ираке, а также для вывоза в Турцию награбленного, прежде всего нефтепродуктов, которые там стоят очень дорого. Вырученные деньги идут на финансирование ИГИЛ. Именно трасса Аль-Ба-уамаль — Дейр-эз-Зор — Ракка — Кобани стала объектом наиболее интенсивных бомбардировок со стороны авиации НАТО, но до ноября 2015 г. оставалась вполне проходимой для тяжелых автоцистерн.

Нанося ощутимый урон боевикам, натовская авиация не упускала возможности ударить и по войскам Асада, и по объектам сирийской экономики, используемым ими. Так именно американская авиация уничтожила тепловую электростанцию и трансформаторную подстанцию в городе Телль-Алам 11 октября 2015 г. Это гражданские объекты, но они позволяют террористам обеспечивать работу мастерских по ремонту и изготовлению вооружения и боеприпасов.

Общественность на Западе, и ее «либеральная» часть в России, за последние четверть века привыкла к тому, что закон и порядок в этом мире поддерживает один жандарм — Америка. И когда Россия напрямую вмешалась в сирийские события, одна канадская газета написала, что «она возомнила себя США». На Западе это вызвало шок.

 

Цель вижу, атакую!

На основании соглашения с правительством Сирии 30 сентября 2015 г. приказом Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации В. В. Путина на авиабазе Хмеймим в районе города Латакия на северо-западе Сирии была развернута специальная авиагруппа Воздушно-космических сил (ВКС) России. Глава администрации президента России С. Б. Иванов сообщил, что ее главной задачей является непосредственная поддержка действий сирийской армии против боевиков ИГИЛ и других террористических организаций, а срок «командировки» будет зависеть от успеха наземной кампании. Конечной целью является уничтожение всех незаконных вооруженных формирований на территории Сирии и установление там мира.

Основу авиагруппы составили фронтовые бомбардировщики — около 30 сравнительно старых Су-24М выпуска 1980-х гг. и 12 недавно полученных с авиазавода в Новосибирске Су-34. Кроме их, имеются 12 модернизированных штурмовиков Су-25СМ, четыре одноместных истребителя Су-27СМ (также прошедших комплекс доработок) и 16 двухместных истребителей-бомбардировщиков Су-ЗОСМ новой постройки. Также в Сирию были направлены вертолеты армейской авиации Ми-8МТ и Ми-35М, беспилотные самолеты-разведчики, ракетные части ПВО, морская пехота и другие силы. Наибольшее количество боевых вылетов на первом этапе операции было произведено в районах, находящихся поблизости авиабазы Хмеймим на северо-западе страны. В центральных провинциях российская авиация работала у городов Пальмира и Ракка, а на востоке — у города Дейр-эз-Зор.

Типовыми целями для российской авиации стали штабы, позиции боевиков и их техника, а также транспорт — как военный, так и вывозящий нефтепродукты в Турцию. Объекты атак определялись по данным всех видов разведки — от агентурной (кстати, в этом с правительством Асада активно сотрудничают и некоторые оппозиционные группировки) до авиационной и космической. Для этого привлекаются и сирийские самолеты, вертолеты и БПЛА, и российский самолет радиоэлектронной разведки Ил-20, оснащенный радиолокационной станцией бокового обзора, аппаратурой оптического наблюдения, а также системами радиоперехвата и пеленгации средств связи противника. Разведывательные спутники ведут наблюдение, поиск целей и фотографируют их после авиаударов.

Особенностью Сирийского фронта стал не только масштаб боевых действий, но и широкое использование боевиками укрепленных и замаскированных объектов, которые оказались «крепким орешком» для фронтовой авиации. Там размещались штабы, оперативные командные пункты, узлы связи, мастерские для изготовления взрывчатки, боеприпасов вооружения и боевой техники, опорные пункты и укрытия, а также склады. Они были захвачены у правительства или построены террористами, перенявшими этот опыт у палестинцев — те много лет воюют таким образом против прекрасно вооруженной и обученной армии Израиля.

Хотя Сирия сравнительно невелика, для действий по центральным и восточным ее районам базирующиеся на северо-западе страны российские фронтовые бомбардировщики в полетах с максимальной боевой нагрузкой были вынуждены садиться на «аэродромы подскока» Шайрат в провинции Хомс и Аль-Тайас в Пальмире. Это затрудняло планирование операций, и встал вопрос, как «доставать» эти цели другим способом.

Кроме того, опыт действий российской авиационной группировки в Сирии показал, что для поражения особо укрепленных целей мощи ударов фронтовых бомбардировщиков часто бывает недостаточно, или же их обычная тактика применения не всегда подходит. Это связано как с высокой живучестью укреплений и бункеров противника, так и со способом задания целей в виде координат. Привязка к четким ориентирам на местности часто была затруднена или требовалось много времени на получение и обработку дополнительной информации. Уже в первую неделю операции стало ясно, что в данной ситуации было бы удобно применить бомбардировщики и ракетоносцы Дальней авиации.

 

Дальняя авиация вступает в бой

Начиная с Афганской войны, советская, а затем российская Дальняя авиация неоднократно участвовала в боевых действиях такого рода, о чем наш журнал рассказывал на страницах «Авиакаталога». Но для этого привлекались исключительно дальние бомбардировщики Ту-16 и Ту-22М «среднего класса». Применение тяжелых межконтинентальных бомбардировщиков ЗМ лишь планировалось, но в дело они так и не пошли, а использовать основные самолеты стратегического назначения Ту-95 даже и не собирались.

Однако на этот раз действующей в Сирии российской авиагруппе впервые были приданы не только 12 бомбардировщиков средней дальности Ту-22МЗ, но и пять межконтинентальных турбовинтовых ракетоносцев Ту-95МС, а также шесть сверхзвуковых Ту-160М. Для обеспечения операций были выделены дополнительные силы фронтовой авиации — четыре истребителя Су-27СМ и восемь фронтовых бомбардировщиков Су-34, которые также могут использоваться для сопровождения и прикрытия, располагая достаточной дальностью полета, а также необходимым вооружением и бортовым оборудованием. Все они базировались не в Сирии, а на территории России.

Усиленная таким образом авиационная группа Воздушно-космических сил РФ в Сирии в первый день боевых операций 17 ноября была преобразована в авиационную бригаду оперативного назначения. Впрочем, эта дата — лишь формальность, поскольку уже накануне ночью все эти новые силы были приведены в полную боевую готовность, а экипажи заняли свои места в кабинах заправленных и снаряженных самолетов на аэродроме Моздок в ожидании боевого приказа.

Сам по себе выбор этой авиабазы в Серверной Осетии стал в некотором роде неожиданностью. Для операций в Сирии этот аэродром с очень длинной взлетно-посадочной полосой, широкими рулежными дорожками и обширными стоянками, рассчитанными на Ту-95, был оптимальным. Но после вывода оттуда в связи с осложнением обстановки на Кавказе 182-го Гвардейского   тяжелобомбардировочного   авиаполка многие западные эксперты считали его либо вовсе закрытым, либо функционирующим в ограниченном режиме и не способным более обслуживать столь крупную группировку Дальней авиации. Хотя о его реконструкции и о строительстве 2-й взлетно-посадочной полосы было объявлено еще 10 июля 2015 г., никто не мог предположить, что эта кавказская база вернется в строй так быстро. Тем не менее именно оттуда в 05:00 по местному времени начался подъем первых 12 самолетов Ту-22МЗ. Они взлетали в нормальном для той погоды темпе — через каждые 2 минуты 30 секунд. Взлет выполнялся в дождь, но видимость была достаточной.

Назначенные экипажам Ту-22МЗ цели носили рассредоточенный характер — это были укрепленные позиции боевиков в восточных провинциях Ракка и Дейр-эз-Зор, расположенных далеко от аэродрома Хмеймим. Удар наносился уже в светлое время суток с большой высоты свободнопадающими осколочно-фугасными бомбами калибра 250 кг. Была задействована только внутренняя подвеска- каждый самолет нес по 12 ОФАБ-250-270 — это частичная (нормальная) загрузка Ту-22МЗ. Все внешние держатели были сняты.

Экипажи выходили на цели по данным бортового навигационного оборудования — малогабаритной инерциальной системы МИС-45 и радиосистемы дальней навигации А711 «Кремний». Бомбометание выполнялось с большой высоты на скорости 900 км/ч в условиях нормальной видимости земли по оптическому прицелу.

Сверхзвуковые режимы в полете не использовались — не было необходимости.

Маршрут не оглашался, но можно предположить, что он проходил через территории Азербайджана и Ирака, с правительствами которых была ранее достигнута соответствующая договоренность о полетах российской авиагруппы в Сирии и самолетов, которые ее снабжают. О проведении операции Министерство обороны РФ заблаговременно сообщило командованию авиационной группировки НАТО, развернутой в регионе. Эта информация была подтверждена «партнерами». В частности, представитель Государственного департамента США Марк Тонер сказал: «Россия предупредила нас об этом через центр военно-воздушных операций в Катаре, действующий на базе ВВС Эль-Удейд. Коалиция знает о намерении России использовать крылатые ракеты… Соединенные Штаты при этом хотели бы, чтобы Россия наносила удары по позициям группировки ИГ и чтобы при этом не было потерь среди мирных жителей». О последнем — кто бы говорил…

С самого начала боевых действий в Сирии Россия предлагала Западу сотрудничество в борьбе против террористов. Располагая существенными ударными возможностями, она заинтересована, в частности, в получении данных разведки для определения целей в реальном масштабе времени. Такое сотрудничество позволило бы также избежать ненужного дублирования ударов и повысить их эффективность, но главное — исключить случайные или иные боестолкновения с силами НАТО.

Однако их командование по-прежнему действует самостоятельно и изолированно. Оно хочет сохранить возможность наносить удары по своему выбору не только по позициям ИГИЛ, «Фронта ан-Нусры» и прочим террористам, но и по правительственным войскам Сирии, стихийно возникшим формированиям самообороны населения, сохраняющего лояльность Асаду, а также по остающимся с его разрешения на территории страны другим военизированным организациям, таким как «Хезболла».

Итак, командование НАТО и руководство сопредельных с Сирией стран было своевременно проинформировано о планах России усилить активность своей авиации в регионе. Никто при этом не высказал официальных возражений — всем было понятно, что процесс вошел в новую, гораздо более серьезную фазу, и политических аргументов против этого ни у кого нет. Соответственно, попытка воспрепятствовать действиям российской Дальней авиации в регионе со стороны третьих стран ставит их в крайне опасное положение.

Тем не менее, во избежание недоразумений на участках, проходящих над территориями Ирака и Сирии, включая момент самой атаки, бомбардировщики сопровождались российскими истребителями. Они действовали как с территории России, так и с сирийского аэродрома Хмеймим. В свете инцидента с турецким F-16 и российским Су-24М, случившегося 24 ноября, эта мера теперь не кажется излишней.

На опубликованных видеокадрах и фотоснимках видно, что истребители сопровождения и бомбардировщики идут в общем строю, что с точки зрения современной техники и тактики проведения таких операций выглядит не вполне рациональным. Однако вполне возможно, что эти истребители «поставлены в кадр» специально и выполняют лишь демонстративную функцию, а настоящее прикрытие находится там, где положено. На удалении истребители сопровождения имеют достаточно свободы для обзора воздушного пространства, маневра и применения вооружения в случае нападения на бомбардировщики.

 

Боевое крещение межконтинентальных ракетоносцев

Как мы уже говорили, стратегические межконтинентальные ракетоносцы Дальней авиации до последнего времени ни разу еще не участвовали в боевых действиях, и день 17 октября 2015 г. стал для них боевым крещением. Хотя это событие также широко освещалось, в официальных сообщениях о нем конкретной информации меньше, чем о действиях Ту-22МЗ, и восстановить картину можно лишь в общих чертах.

Экипажам Ту-95МС и Ту-160М были назначены точечные цели — согласно официальным данным это были штабы и пункты связи, которые находились как на открытой местности, так и в населенных пунктах. Вероятнее всего, их положение засекли с помощью радиоперехвата. После операции было объявлено, что все 17 назначенных к уничтожению объектов были поражены.

Самолеты Ту-95МС снаряжались крылатыми ракетами Х-555. Как уже говорилось в выпусках «Авиакаталога», это переоборудованные Х-55 выпуска 1980-х гг., на которых к стандартной коррекции инерциальной навигационной системы по рельефу местности добавлена еще и спутниковая навигационная система. Она позволяет уменьшить круговое вероятное отклонение ракеты до 20 метров вне зависимости от продолжительности и сложности маршрута. Ядерная боевая часть заменена обычной кассетной, фугасной или проникающей. На опубликованном видео того дня, которое комментируется как попадание крылатой ракеты, запущенной с самолета Ту-95МС, взрыв более всего похож на срабатывание БЧ именно в последнем варианте. Опять же, судя по обнародованным кадрам, использовался вариант ракеты Х-555 с увеличенной дальностью, который переделывался из ракет Х-55СМ с накладными баками, и она может пройти до 3 500 километров.

Вооружением «белых лебедей» Т-160М стали принципиально новые крылатые ракеты Х-101 — они поставлены Дубненским машиностроительным заводом «Радуга» в последние годы. Благодаря современной инерциальной системе с коррекцией по рельефу и оптической автокорреляционной головке самонаведения, в которую заранее вводится «образ» цели, точность Х-101 составляет 10 метров. По сравнению с Х-55СМ дальность полета этой более крупной и тяжелой ракеты увеличена. По некоторым данным для варианта с неядерной боеголовкой она превышает 5 000 километров при полете по переменному профилю («средняя-малая высота»). Выбор обычных боевых частей Х-101 такой же, как и для Х-555.

«Стратеги» по-видимому работали с того же аэродрома Моздок, хотя прямо об этом не говорилось. Такой вывод можно сделать из анализа опубликованных видеокадров. Подъем этих самолетов еще в темноте. Они шли другим маршрутом, который не был оглашен.

Их цели находились в провинциях Идлиб и Алеппона на северо-западе страны. Это совсем недалеко от базы Хмеймим, и такой выбор мог быть обусловлен удобством контроля первого удара. Сами пуски выполнялись далеко от них — в районах, где тому никто не мог помешать. Полет туда ракетоносцы выполняли под прикрытием истребителей Су-ЗОСМ. С определенной долей вероятности можно говорить о том, что и Ту-95МС, и Ту-160М в тот день «разгружались» над Индийским океаном, куда они вышли через территорию Ирана.

Согласно докладу командующего Дальней авиации Жихарева Путину: «В ходе выполнения ударов самолеты Ту-22МЗ за один вылет, продолжавшийся 5 часов 20 минут, преодолели расстояние 4 510 километров, а Ту-160 и Ту-95МС находились в воздухе 8 часов 20 минут». Поскольку цели были в разных местах Сирии, а последним самолетам группы обычно требуется значительное время для предпосадочного маневрирования, следует понимать, что эти данные являются ориентировочными.

 

Процесс пошел!

Подключение к боевым операциям в Сирии Дальней авиации позволило увеличить число ежедневно поражаемых целей вдвое и наносить удары по районам, в которых ранее боевики чувствовали себя в полнейшей безопасности. Теперь они лишены возможности вывода военных производств, потрепанных в боях подразделений или каких-то материальных ценностей из-под огневого воздействия.

Например, 19 ноября два самолета Ту-95МС в промежутке с 9:00 по 9:20 по московскому времени выпустили 12 крылатых ракет Х-555 по заводу, на котором производились взрывчатка, командному пункту и штаб-квартире ИГИЛ в городе Идлиб. На видео того дня был отмечен Ту-95МС с названием «Севастополь» на борту.

В тот же день в промежутке с 16:40 по 17:30 12 Ту-22МЗ разбомбили три используемых террористами нефтеперегонных предприятия, станцию перекачки нефти, склад боеприпасов и полевую мастерскую по ремонту минометов в провинциях Ракка и Дейр-Эз-Зор.

Исходя опять же из опубликованных кадров, в этих полетах некоторые Ту-22МЗ несли увеличенную боевую нагрузку — самолет может брать в отсек вооружения 51 бомбу ОФАБ-250-270, 30 — ФАБ-500М54 или две- ФАБ-3000М54, однако точных данных о том, сколько их было в тех вылетах, нет. По-прежнему использовалась только внутренняя подвеска, особо тяжелые боеприпасы калибра 6 000 и 9 000 килограммов не применялись (если они вообще остались на складах).

Результаты бомбовых ударов контролировались фото- и видеоаппаратурой, установленной непосредственно на самолетах Ту-22МЗ, а попадания ракет фиксировались с помощью вертолетов с оптическими системами и фотоаппаратурой, БПЛА, спутников и с привлечением агентурной разведки — съемкой с земли. Также «помогали» в этом и боевики, выкладывая в Интернет материалы о жертвах налетов российских стратегических бомбардировщиков.

Но нетрудно видеть, что на многих таких снимках характер взрыва явно указывает на детонацию не только бомбы или БЧ ракеты, но и боеприпасов или ГСМ, трудно также спутать разрушенный жилой дом с производственным зданием или укрытием. Кроме того, большинство ударов наносилось все же вне населенных пунктов. Что касается фото жертв- кто может точно сказать, чьи они? Но вряд ли после попадания бомбы хотя бы даже сравнительно небольшого калибра 250 килограммов или крылатой ракеты в дом останется, что заворачивать в белый саван, — скорее, это «ручная работа», и сделали ее как раз те, кто выложил снимки в Сеть.

Достоверность данных объективного контроля и прочих доказательных материалов (особенно в привязке ко времени и месту события) — вопрос особый. Всем известна поговорка: «нигде так не врут, как на войне и на охоте». Чаще всего простой гражданин «без допуска к государственной тайне» не может их ни подтвердить, ни опровергнуть.

На следующий день 20 ноября самолеты Ту-95МС выполнили пуски ракет Х-555 из акватории Средиземного моря, а полет туда проходил через территорию Ирана, Индийский океан и Красное море. Над Ираном их сопровождали истребители F-14 «Томкет» ВВС этой страны. Они не несли ракетного вооружения и, очевидно, выполняли, скорее, роль лидировщиков. В тот же день работали и Ту-22МЗ, и Ту-160М (в кадр попал 17-й борт, названный «Валерий Чкалов»).

Воспользовавшись усилившейся воздушной поддержкой, правительственные войска и поддерживающие их партизанские группировки перешли в наступление и смогли продвинуться на ряде основных направлений, освободив за несколько дней почти два десятка населенных пунктов.

В то же время, оглядываясь на опыт применения советской Дальней авиации в Афганистане, стратегической авиации США во Вьетнаме и теперь на Ближнем Востоке и в той же Сирии, не следует ожидать, что вступление в бой самолетов Ту-22МЗ, Ту-95МС и Ту-160 сразу изменит ход войны. Напомним — это война гражданская, и в ней победит тот, на чьей стороне большинство граждан. Здесь гораздо большее значение имеет сам факт столь масштабной поддержки президента Башара Асада Россией — это его гарантия от прямого конфликта с Америкой и НАТО. Но зачем это России?

 

Цели и задачи

Каждый, кто интересовался «сирийским вопросом», наверное, читал или слышал в СМИ объяснения тому, зачем Россия оказала столь масштабную военную поддержку Сирии и даже не остановилась перед тем, чтобы развернуть там крупный воинский контингент. Об этом говорили и различные эксперты, и экономисты, и политики, и даже сам Путин. Нет нужды повторять это, и все же мы же хотим обратить внимание на два ключевых аспекта.

Первое — это текущий момент. То, что сейчас происходит в мире вообще, является новой холодной войной. Но она началась не вчера, и причиной ее, с одной стороны, было то, что «операция перестройка» в понимании американского руководства не достигла поставленных целей. А именно — мир не только не стал однополярным, но и непонятная и потому ненавистная для Запада Россия не перестала быть одним из двух важнейших «полюсов силы». С другой стороны, Запад не счел нужным удовлетворить хотя бы минимум требований постсоветской России, вернее ее элиты. Можно называть ее олигархами, а можно — просто ведущими бизнесменами, в этом нет никакой разницы ни в одной стране мира. Такая же элита (она же — олигархи) на Западе решила, что с «этих новых русских» будет довольно разрешения покупать виллы на Лазурном Берегу или в Майями, а к управлению глобальной экономикой их допускать не нужно.

И российская элита наконец-то поняла, что деньги решают далеко не все, а если за ними не стоит железный кулак, то они вовсе ничего не стоят. Америка думала, что после десяти лет деградации Россия такой кулак иметь уже не сможет и, как обычно, просчиталась.

И вот второй аспект: созданную новую военную мощь надо испытать в деле. Это необходимо и для проверки ее качества, и чтобы те, кто ею управляет, ощутили свою силу на личном, а не на коллективном уровне. Никакой полигон, никакие учения пусть даже и в обстановке, максимально приближенной к боевой, этого не дадут. Надо, чтобы человек понял, что, нажимая на кнопку «пуск», он уничтожает реальную живую цель, тогда он становится бойцом. И еще — каждый, связавший свою жизнь с армией, должен помнить: на войне — как на войне, и там бывают не только победы, но и потери.

Личный состав российской группировки в Сирии пока эту часть проверки вполне выдерживает, и после гибели бомбардировщика Су-24М и посланного на спасение его экипажа вертолета Ми-8АМТШ, когда боевиками были убиты командир экипажа «сушки» подполковник Пешков и матрос морской пехоты Позынич, ее боевая работа даже усилилась. Теперь несколько слов о технике.

Самолеты Ту-22МЗ, Ту-95МС и Ту-160М подтвердили заявленные характеристики и в летных данных, и в части точности навигации, эффективности вооружения, работы средств боевого управления и связи. Службы обеспечения полетов и боевого применения авиабаз Моздок, Энгельс и Белая также сработали хорошо и слаженно как в процессе развертывания группировки, так и непосредственно при проведении боевых вылетов.

Вместе с тем главком Дальней авиации России отметил ряд недостатков, устранить которые в кратчайшее время он потребовал от командиров авиабаз (а сейчас в Воздушно-космических силах России это звено играет роль существовавшего ранее штаба авиадивизии).

В частности, речь идет о работе в сложных метеоусловиях. В двадцатых числах ноября погода резко ухудшилась- из-за дождя и тумана видимость в районе аэродрома Моздок иногда сокращалась до 100 метров, а высота нижней кромки облаков была менее 300 метров. У некоторых экипажей это вызвало существенные затруднения, но летных происшествий не было, и в целом на проведение операции усложнение метеоусловий не повлияло.

Согласно официальной информации, надежность техники в боевых условиях оказалась на достаточно высоком уровне, а все намеченные цели были поражены. Как мы уже говорили, в первый день 17 ноября по семнадцати целям межконтинентальными ракетоносцами было запущено 34 крылатые ракеты (нормальный расчет — две ракеты на один объект). Но наряд самолетов составлял пять Ту-95МС (общая максимальная загрузка 30 единиц) и шесть Ту-160М (это в сумме 36 ракет при загрузке только передних отсеков и 72 при максимальной подвеске).

Конечно, не исключена возможность того, что часть ракет «не сошла», а другие промахнулись. В Интернете есть фото обломков ракеты Х-555, якобы найденных в Сирии. Это хвостовая часть с двигателем, которую при подрыве фугасной боеголовки ударная волна обычно отрывает и отбрасывает в сторону. Фото местности, где были найдены остатки ракеты, не приводятся. Но скорее всего, самолеты несли неполный комплект ракет, чтобы как можно больше экипажей получили первый боевой опыт.

На всех видеокадрах ракеты Х-555 и Х-101 уходят вниз без дымного следа порохового стартового устройства маршевого двигателя, который был характерен для пусков старых ракет Х-55 и Х-55СМ. Однако следует помнить, что эти новые изделия оснащены и новыми двигателями Р95ТМ-300 с иной системой запуска. Вряд ли на всех этих кадрах двигатели просто не запустились, скорее, дело в их особенностях. Наверное, какие-то недостатки в технике выявлены были — в любом случае полученный опыт станет основой для дальнейшего совершенствования и ракет, и их носителей российской промышленностью.

Сами самолеты тоже отработали без существенных отказов, и пока единственный факт неисправности на борту самолета российской Дальней авиации в боевом вылете по целям в Сирии — это видео посадки Ту-95МС с не закрывшимся после пуска отсеком вооружения. Неприятно, конечно, но не фатально.

Итак, российские межконтинентальные ракетоносцы «крещение огнем» выдержали. Это, конечно, не настоящая война. Противник в лице ИГИЛ и других бандгрупп пока не имеет ни авиации, ни зенитных ракетных комплексов средней и большой дальности (разве что исламским террористам турки еще раз помогут, но надеюсь, у них хватит ума более этого не делать).

Сирийские события показали, что переводить нынешнюю холодную войну в «горячую» фазу нельзя ни в коем случае — это чревато фатальными последствиями.

Исходя из общности декларируемых целей — достижения победы над международным терроризмом и возвращения Ближнего Востока к мирной жизни в рамках законов и обычаев, действующих на территориях его государств, — необходимо не противостояние, а союз России и стран Запада против общего врага. Со своей стороны Россия заявляет, что готова к этому, теперь дело за «партнерами». Пока они не слишком сговорчивы, но есть надежда, что обстановка на Сирийском фронте заставит их свою позицию изменить.

Комментарии запрещены.