Туризм и хобби
Отдых и развлечения
  • 30.08.2016
    Чемпионы виртуального мира

    Когда-то родители пытались оторвать их от мониторов компьютеров и выманить из интернет-клубов. Взрослые и представить не могли, что состязания в интернет-пространстве будут для их детей полноценной работой и неплохим источником дохода. Александр,... 
    Читать полностью

Наука и техника

Ютландский бой

Mo время Первой мировой войны, 31 мая 1916 г., разыгралось одно из крупнейших в истории морских сражений — Ютландский бой. Для англичан и немцев он был в какой-то степени незапланированным. Днем 30 мая был перехвачен приказ командующего германским флотом вице-адмирала Р. Шеера (Reinhard Scheer; 1863-1928) эскадре германских линейных крейсеров — выйти в море. В эту эскадру входило пять кораблей, поддерживаемых легкими силами. Позади, на расстоянии 50 миль (90 км), шли главные силы. План немцев заключался в следующем: их линейные крейсера под командованием вице-адмирала Ф. Хиппера (Franz Rittervon Hipper, 1863-1932) должны были послужить приманкой для части английского флота. Задачей крейсеров было связать англичан боем и навести их на свои главные силы. Немецкие линкоры, объединенные во «Флот открытого моря» быстро уничтожают противника, прежде чем подоспеют главные английские силы («Гранд Флит»). Всего немцы вывели в море 16 линейных кораблей, 5 линейных крейсеров, 6 броненосцев, 11 легких крейсеров и 60 эсминцев. Для наблюдения за выходом неприятельского флота и нанесения предварительных ударов к английским базам были посланы 11 подводных лодок. Перед выходом Р. Шеер приказал включить в состав Флота открытого моря 2-ю эскадру линейных кораблей, состоявшую из шести броненосцев-додредноутов, чтобы отчасти скомпенсировать  превосходство англичан в тяжелых орудиях. Оборотной стороной была низкая скорость хода и малая защищенность устаревших линкоров.

Шифрованные немецкие радиограммы заполняли эфир. Но немцы не знали одного очень важного факта: их шифры легко читались союзниками. В самом начале войны немецкий быстроходный крейсер «Магдебург» (4550 т, 27,6 узлов, двенадцать 105-мм орудий), совершая рейд к русским берегам, выскочил на камни. Попытки снять корабль оказались тщетны, и тогда, видя приближение русской эскадры, немцы взорвали крейсер, а экипаж пересадили на эсминцы. Остов корабля был тщательно обследован русскими водолазами. На дне было найдено тело немецкого матроса. Когда несчастного вытащили на берег, то за пазухой у него обнаружили две толстые книги в свинцовом переплете. Именно эти фолианты и послужили причиной гибели моряка, ибо плыть с таким грузом было невозможно даже хорошему пловцу. Немец оказался сигнальщиком, а книги — шифровальной и сигнальной. Таким образом, союзники получили ключ ко всем секретным сообщениям немцев и легко их читали до самого конца войны.

Сигнальные книги (свод сигналов), а тем более шифровальные книги (с помощью которых составляются и читаются секретные радиограммы), являлись самой важной военной тайной корабля. Поэтому их и делали в свинцовом переплете, чтобы при малейшей угрозе захвата выбросить за борт. Добросовестный моряк, спасая книги, явно не учел эту их особенность. Копии  шифров были  немедленно переданы союзникам.

Англичане ничего не знали о замысле немцев, но английская    радиоразведка установила день выхода гepмайского флота и направление его движения. Командующий Гранд Флитом адмирал Д. Джеллико (John Rushworth Jellicoe, 1st  Earl   Jellicoe; 1859-1935) принял решение развернуть весь свой флот, перехватить   часть   германских кораблей и уничтожить их. Первым из Розайта вышел авангард из шести линейных крейсеров и четырех быстроходных линкоров типа «Куин Элизабет» под командованием вице-адмирала Д. Битти (David Beatty, 1st Earl Beatty;

1871-1936), немецкие лодки его прозевали. Новейшие линкоры типа «Куин Элизабет» были отлично забронированы, вооружены 381-мм артиллерией главного калибра и развивали полный ход до 25 узлов. Третья эскадра линейных крейсеров контр-адмирала X. Худа (Sir Horace Lambert Alexander Hood; 1870-1916) в составе еще трех кораблей была придана Гранд Флиту и должна была перейти под начало Битти только после встречи с противником.

Адмирал Шеер, командовавший Флотом открытого моря, ничего о выходе всего Гранд Флита не знал. Всего англичане бросили против немцев 28 линейных кораблей, 9 линейных крейсеров, 8 броненосных крейсеров, 26 легких крейсеров и 61 эсминец. Англичане как бы перехватили план немцев, решив заманить их силы в ловушку. Они послали Битти, чтобы завязать бой и завлечь немецкие корабли на свои главные силы.

Эскадра Битти, следуя 25-узловым ходом, в 14 часов 30 минут обнаружила в 90 милях от Ютландского побережья соединение Хиппера (пять линейных крейсеров). Больше часа сходились противники — линейные крейсера обеих сторон, а в это время перестрелку вели легкие силы. И только в 15 часов 48 минут, почти одновременно, идя на полной скорости, шесть английских и пять немецких линейных крейсеров открыли огонь. В это время четыре английских линкора настолько отстали, что ничем не могли помочь. Из-за ошибки в передаче сигналов 5-я эскадра линкоров запоздала с поворотом, совершенным линейными крейсерами Витти. Так плохая связь и неслаженность между отрядами привели к тому, что в решительный момент силы английского авангарда оказались разрозненными. Однако и при таком раскладе Витти считал себя много сильнее немцев. Бой разделился на несколько поединков между кораблями противников.

Совсем неожиданно для себя англичане понесли тяжелые потери. Английские линейные крейсера плохо выдерживали удары тяжелой артиллерии. Немецкие снаряды с 9-16 километров легко пробивали их броню и взрывались внутри. От этого воспламенялись боеприпасы и пороховые погреба. Через 17 минут после начала боя взлетел на воздух английский линейный крейсер «Индефатигебл» (18 500 т, 25 узлов, восемь 305-мм и шестнадцать 102-мм орудий), корабль скрылся в облаке огня и дыма. Через 15 минут, когда облако рассеялось, корабля уже не было на поверхности воды. Вместе с крейсером погибли 1 017 матросов и офицеров. Спасти удалось только четверых. Еще через 20 минут взорвался второй крейсер — «Куин Мери» (31 650 т, 28 узлов, восемь 343-мм и шестнадцать 102-мм орудий). Облако дыма и огня поднялось на высоту 1 800 м. Носовая часть затонула практически мгновенно, кормовая часть начала погружаться, обнажив винты. Вместе с крейсером погибли 1 266 человек экипажа, в том числе 57 офицеров, лишь 20 человек удалось спасти эсминцам эскорта. Положение англичан стало критическим, но в этот момент с расстояния в 17,5 километров  открыли  огонь четыре наконец подошедших линкора. На немцев обрушились 381-мм «чемоданы».

Хиппер повернул на юг и, следуя плану боя, стал уходить, чтобы навести англичан на свои главные силы. Гибель двух кораблей заставила англичан увеличить дистанцию боя. В 16 часов 30 минут обе стороны послали в атаку эсминцы. Одна торпеда попала в линейный крейсер «Зейдлиц» (28 550 т, 26,5 узлов, десять 280-мм и двенадцать 150-мм орудий), но он не потерял боеспособности. В 16 часов 33 минуты шедший впереди английский легкий крейсер «Саутгемптон» (4 800 т, 25,5 узла, два 152-мм и десять 102-мм орудий) неожиданно обнаружил на юго-востоке главные силы Флота открытого моря. Картина боя резко изменилась — теперь перевес в силах был у немцев. Английские линейные крейсера стали последовательно один за другим поворачивать обратно. Длинная линия немецких линкоров на полном ходу взяла курс на запад, чтобы отрезать противнику путь к отступлению. Английские корабли, выжимая из машин все, что можно, уходили на север, стремясь вырваться из смертельной петли, а стремительные эсминцы вновь бросились в атаку. Десятки торпед, вычерчивая пенные следы, помчались на немецкие корабли, заставляя их изменять курс, сбивая прицел орудий. Эта атака помогла большим английским кораблям без особых потерь выполнить поворот и, пользуясь преимуществом в скорости, оторваться от немцев.

В это время главные силы Гранд Флита находились в 60 милях к северу и шли шестью параллельными кильватерными колоннами. Впереди по курсу линкоров на расстоянии 6 миль шла завеса из крейсеров. Немцы были уверены в победе и, не подозревая об опасности, продолжали погоню, стремясь дожать противника. В 17 часов 45 минут встреча передовых отрядов главных сил состоялась. Броненосные крейсера «Дефенс» и «Уорриор» (14 830 т, 23,5 узла, шесть 234-мм и четыре 190-мм орудий) наскочили прямо на передовой отряд немецких линкоров. Первый был   мгновенно   потоплен вместе с 903 членами экипажа, второй получил тяжелые повреждения и затонул по пути домой. В свою очередь, от огня английских линкоров погиб  новейший   немецкий легкий крейсер «Висбаден» (5180 т, 27,5 узла, восемь 150-мм орудий). Его экипаж погиб вместе со своим кораблем. Спастись удалось лишь одному человеку.

Линейный крейсер «Инвинсибл» (17 526 т, 25,5 узлов, восемь 305-мм и шестнадцать 102-мм орудий), оказавшийся впереди Гранд Флита, попал под сосредоточенный огонь всего германского флота и в 18 часов 35 минут взорвался и затонул. Взрыв огромной силы разломил «Инвинсибл» надвое, а столб пламени и дыма поднялся на высоту 120 м. Когда через двадцать минут дым рассеялся, были видны только носовая и кормовая оконечности, медленно погружающиеся в воду. Вместе с ним погибли 1 026 человек во главе с контр-адмиралом Худом. Из воды удалось поднять только шесть человек. Вскоре был выведен из строя линкор «Уорспайт» (33 000 т, 25 узлов, восемь 381-мм и четырнадцать 152-мм орудий), который вышел из боя и с трудом дошел до базы. Однотипный «Уорспайт» линкор «Малайя» получил восемь снарядов. При этом один из них пробил броню каземата противоминной артиллерии, вызвал пожар кордита, пламя от которого взметнулось до уровня мачт, вывел из строя всю артиллерию правого борта и 102 человека из экипажа. Англичане имели почти двукратный перевес в силах, но путаница в передвижении отдельных частей и медленное развертывание линейных кораблей в кильватерную колонну позволили немцам приспособиться к обстановке и пристреляться по противнику.

Бой разгорался. Огненные вспышки выстрелов охватывали горизонт на огромном пространстве. Не зря этот бой потом назвали битвой гигантов. Но немцы еще не знали, что встретились со всем «большим флотом», хотя и чувствовали неладное. В 18 часов 25 минут германский эсминец подобрал из воды англичан с потопленного корабля. Пленных допросили, и только тогда немцы поняли, с какими силами им придется сражаться. В 18 часов 30 минут эскадры Гранд Флита, закончив перестроение в одну кильватерную колонну и охватив германские корабли  с  северо-востока, открыли сосредоточенный огонь по противнику. Ввиду явного превосходства англичан в силах и занятой ими превосходной позиции (полуохват головы немецкого флота) Шеер решил выйти из боя и прорываться в свои базы.

Немедленно германским кораблям был передан сигнал — повернуть «всем вдруг» на 180 градусов. Это очень сложный маневр: каждый боевой корабль должен сделать синхронный поворот, оставаясь на своем месте в боевой линии, но передовой становился концевым, а концевой — передовым. Как написал адмирал А. Тирпиц (Alfred von Tirpitz; 1849-1930): «Вряд ли есть на свете еще один флот, который смог бы так четко провести сложнейший маневр под огнем противника». К этому времени англичане уже пристрелялись, поэтому оказавшиеся при повороте концевыми германские линейные крейсера «Зейдлиц», «Дерфлингер» и «Лютцев» получили тяжелейшие повреждения. Торпедная атака, теперь уже немецких эсминцев, сбила прицел английских линкоров. В 18 часов 45 минут был торпедирован линкор «Мальборо» (31 400 т, 21,8 узла, десять 343-мм и двенадцать 152-мм орудий). Но корабль сохранил 17-узловой ход и не покинул поле боя. Правда, спустя сутки с креном на правый борт линкор едва дошел до базы. Германские корабли скрылись в вечерней мгле. До наступления темноты оставалось еще два часа. Англичане стремились найти в этот срок противника и заставить принять бой. Вся тактика немцев сводилась к тому, чтобы, не принимая боя, протянуть до ночи и в темноте ускользнуть с поля битвы.

Медлительная осторожность английского командующего в значительной степени помогла немцам. Внезапными поворотами «все вдруг» и дымовыми завесами они сбивали прицелы, непрерывные торпедные атаки немецких эсминцев заставляли англичан отворачивать и обеспечивали передышку. Так в коротких схватках прошли последние светлые часы. Обстановку с обеих сторон в этот момент лучше всего иллюстрирует фраза Хиппера, сказанная им в минуту очередного затишья: «Готов биться об заклад, что когда-нибудь ученые крысы из военно-морской академии будут ломать голову, пытаясь понять: что мы думали? А ничего мы не думали. Думать было некогда». В 20 часов 7 минут зашло солнце. Вскоре наступила полная темнота. Луны не было. Позднее в своем отчете Джелико писал: «Я сразу же оставил мысль о ночном бое между линейными кораблями; во-первых, вследствие большого количества минных кораблей, а во-вторых, вследствие невозможности отличить свои корабли от кораблей противника. Кроме того, результат ночного боя в современных условиях зависит в значительной мере от чистого случая…».

Наступил вечер, затем ночь, и немцам удалось увести свои сильно поврежденные корабли из района боя. Около 23 часов Шеер, проскочив за кормой Гранд Флита, вошел в боевой контакт с английскими эсминцами. Массированную атаку отразили германские легкие   крейсера.   Правда, три из них  — «Фрауэнлоб», «Росток» и «Эльбинг» — погибли. Англичане потеряли пять эсминцев. Позднее, в 2 часа 20 минут был все-таки потоплен  торпедой  германский броненосец «Поммерн» (13 200 т, 17 узлов,  четыре 280-мм и четырнадцать 170-мм орудий). От взрыва торпеды сдетонировал боезапас, и корабль почти мгновенно исчез в огромном облаке дыма. Вместе с кораблем погиб и его экипаж — 840 человек. Это была самая тяжелая потеря Военно-морского флота  Германии  в Ютланском сражении. Английский броненосный крейсер «Блек Принц»  (13 716 т, 23 узла, шесть 229-мм и десять 152-мм орудий) потерял ориентацию, оказался в самом центре колоны линкоров Флота открытого моря и был буквально разорван на куски тяжелыми снарядами, он погиб со всем экипажем.

В 03.30 1 июня немецкий флот втянулся в протраленный фарватер в минном заграждении у Хорнс-рифа. Оставшиеся без хода на месте вечернего боя два немецких линейных крейсера — «Лютцев» (31 500 т, 26,5 узла, восемь 305-мм и четырнадцать 150-мм орудий) и «Зейдлиц» — попытались ночью добраться до своей базы, это удалось только «Зейдлицу». Когда на рассвете у «Лютцева» от принятой в носовую часть воды так задралась корма, что обнажились винты, и он окончательно потерял ход, работы по спасению были прекращены. Экипаж (1 250 человек) перебрался на немецкие эсминцы, а истерзанный корабль добили торпедами. Утром 1 июня германский флот прибыл на свою главную базу. Потеряв контакты с противником, английский флот тоже направился домой.

Шеера встретили как героя, 5 июня присвоили звание адмирала и наградили орденом «За заслуги». Также кайзер Вильгельм II пожаловал адмиралу рыцарский титул, но Шеер от титула отказался. После Ютландского сражения он перестал верить в возможность победить британский флот лишь с помощью надводных сил. Как и Альфред фон Тирпиц, Рейнхард Шеер стал сторонником активного использования подводного флота против ВМС Великобритании — неограниченной подводной войны.

Джеллико многие ставили в вину то, что он не уничтожил германское соединение, но холодные головы в Адмиралтействе, а теперь и историки, говорили, что победа была неочевидна, а поражение весьма возможно. Тем не менее, невзирая на то, что У. Черчилль назвал Джеллико «единственным человеком, который может проиграть войну за полдня», на адмирала пролился дождь наград. Орден За Заслуги, титул Рыцаря Большого Креста Ордена Королевы Виктории, орден Почетного легиона Франции, российский орден Св. Георгия 3-й степени — вот полный их перечень.

С обеих сторон в Ютландском сражении принимало участие 249 боевых кораблей, в том числе 44 линкора и 14 линейных крейсеров. Бой велся на огромных дистанциях — до 18 километров. Стороны выпустили друг по другу более 8 тысяч тяжелых снарядов калибром от 280 до 381 мм. Англичане потеряли три линейных крейсера, три броненосных крейсера и восемь эсминцев. Немцы — броненосец, линейный крейсер, четыре легких крейсера и пять эсминцев. Из них 17 кораблей было потоплено артиллерией и восемь — торпедами. Англичане выпустили 4 598 снарядов и 74 торпеды, из них попали в цель 100 снарядов (2,2 %) и пять торпед, немцы — 3 597 снарядов и 109 торпед, в цель попали — 120 (3,3 %) и три. Итого англичане потеряли 14 кораблей общим водоизмещением 111 980 тонн и 5 672 человека убитыми. Потери немцев составили 11 кораблей водоизмещением 62 233 тонны и 2 115 погибших моряков из их экипажей. Общие потери в людях составили 6 945 человек у англичан против 3 058 — у немцев. Германский флот, более чем вдвое уступавший английскому в весе бортового залпа (75 т и 176 т), нанес противнику почти вдвое большие потери.

Военные историки называют Ютландский бой величайшим из морских сражений всех времен и народов. Такое название может быть оправдано только большим количеством столкнувшихся в бою сил и тем значением, которое имела бы решительная победа одной из сторон. В стратегическом плане сражение было безрезультатным, ибо ни одна из сторон не добилась поставленной цели. Английский флот, обладая огромным преимуществом, не сумел разгромить противника. Германский флот, который в начале боя имел превосходство, не сумел уничтожить часть английского флота, завлеченную в ловушку.

Комментарии запрещены.